НАДОЕДЛИВАЯ ЖИЗНЬ

Мне всего лишь 12 лет, а я уже являюсь горой негатива. Но не просто так — на то есть причины. Папа мой в армии, моряк военный. Приезжает раз в месяц, деньги отдает с зарплаты на жизнь, он думает, что все так хорошо. Он прибывает на один день и уезжает. Он меня очень любит, очень. А вот мама и бабушка — нет… Мама вечно пьет, а когда приезжает папа — нет. Один день. Папа думает, что у меня все есть, но это не так. Она все пропивает. В школе меня ненавидят одноклассники — особенно Кирилл. Он злой и бестолковый. Отца нет, матери нет, одна бабушка. И то та под его каблуком. Сам он двоечник и хулиган, вымогатель и наглец. Он лезет ко мне и к моему другу, но защититься я не могу, у меня астма. Я всегда мечтал о том, как бы мог натренироваться и кинуть его через бедро, как мог дать ему в глаз, как мог вместо «Прости» и получить удар, взять и шмякнуть его об пол. Но не мог…
Но мне это надоело. Надоело. У папы был револьвер, старый наган. И патроны были. Мама так спилась, что и не заметила как в среду револьвер попал в портфель. Из инструментов я забрал топор, ручную пилу и ножичек. Кухонный, большой. Мне этого хватит.
Очередной день, мерзкое утро, недовольные взгляды родителей, людей на улице, одноклассников. Кирилл опять кинул в меня мусор, но ничего. Ударил меня в глаз, наступил на ногу, тыкнул ручкой на математике… Я все записывал. И каждый его издев и удар нагонял на него все больше и больше бед. На физре кинул мяч, баскетбольный и теннисный… Он сказал, чтобы я пришел за гаражи, что были недалеко от школы. Не приду — порвет учебник. Но уже не порвет, поздно…
Отсидев последний урок, я пошел туда. Он ждал там с другом.
— Ну что, урод! Иди сюда, астматик! Ща мы тебя взболтыхаем! На колени, крыса!
— Я так не думаю…
Вынув револьвер из-за пояса, я выстрелил в голову его другу. Тот с хрипом упал. Кирилл заорал, но получил пулю в колено. Поблизости никого нет, надеюсь не услышат. Кири.л заплакал, начал угрожать мне.
— Сука! Я убью тебя, убью, урод!
Я достал топор и рубанул ему по ноге. Он заорал, кровь полилась на землю.
— Ты наступил — я отрубил.
Я делал с ним все что он делал со мной, я мстил ему со спокойным лицом. К концу моей мести он стал грудой мяса, крови и костей. Голова была насажена на палку, как и большинство других частей тел. Адские шампуры… Сегодня мамаша с бабкой нажрутся вдоволь.
Вечером я сам приготовил ужин. Они сели есть, надеюсь, Кирилл вкусный. Пока они ужинали, я поливал квартиру бензином, который был на балконе, папа держал для старой машины. Дверь была закрыта и они ничего не чувствовали. Теперь пора. Всегда хотел этого. На кухне газовые баллоны в углу — сработает. Я вышел на балкон. Вечер, темнота и одинокая луна. Как я, одна…
И я закурил. Первый и последний раз. А затем бросил спичку за себя. В 30 см от меня вспыхнуло пламя и пошло по бензину по дому, сжигая все к чертям. А я дымил сигарету и плакал, пепел улетал во мрак. Я докурил… Глянул на папину фотографию. С кухни уже закричали, последние минуты. Я постоял, обдумал жизнь, вспомнил лучшие моменты. А как? Их же не было! Вздохнув, я шагнул в огонь. Вовремя. Я успел.
На кухне раздался взрыв…
На следующее утро пожарники и МЧС разгребали нашу и соседние квартиры. Дом сильно пострадал. Погибло более 5 человек, несколько раненных. Но мне было все равно. Я спокойно курил на своем балконе. Обгорелом, грязном и мерзком. Теперь я был один, мои муки закончились…

Комментариев нет

Ваш электронный адрес не будет опубликован.