НОВОГОДНЯЯ СКАЗКА

У ранних кельтов ель считалась обиталищем лесного духа, требовавшего кровавых жертв — внутренностей людей и животных, которые друиды регулярно развешивали на ветвях дерева. Когда окрепшая христианская церковь запретила жертвоприношения, народы Европы заменили внутренние органы шарами из дерева, которые в дальнейшем стали стеклянными, а кишки — тряпочными и бумажными гирляндами. Что касается доброго дедушки Мороза и его западного аналога Санта Клауса, то они произошли от древнего и злобного кельтского божества, Великого Старца Севера, повелителя ледяного холода и пурги. Он тоже ходил по домам с холщовым мешком, но не раздавал подарки, а собирал жертвоприношения, которые ему недодали в течение года. Визит Старца с мешком не предвещал ничего хорошего: как правило, после его ухода в доме оставались только обледеневшие трупы. Для того чтобы оградить поселок от ужасного визита, друиды приносили свирепому божеству общую жертву — в мороз раздевали и привязывали к дереву юную девственницу. Именно ее замерзший, покрытый инеем труп и стал прообразом веселой Снегурочки, сопровождающей Деда Мороза.
Год для старика Виллема не задался – по весне померла его старая жена, старший сын не вернулся с похода на север. Одна отрада осталась в его жизни – его младшая дочь Айрис, светлое и чистое дитя. Девушка всегда заботилась о своем старике-отце и не давала развалиться их скромному хозяйству. Айрис недавно вступила в брачный возраст, но выбрать мужа она не торопилась – не хотела оставлять своего старика одного.
Проработав все лето и осень, семья худо-бедно подготовилась к зиме. Старцы поговаривали, что в нынешнюю пору зима будет лютая, безжалостная. Поэтому подготовка к зиме в деревне, где жил Виллем со своей дочкой, шла полным ходом задолго до первых морозов. Жители деревни отбирали лучшую скотину и лучшие плоды для жертвоприношения. Старательная Айрис тоже принесла плоды своего труда, дабы пожертвовать их духу зимы. Но к несчастью, старцы отказались принимать их, поскольку посчитали, что овощи, которые взрастила девушка, недостаточно сочны, а зерна – слишком мало. Опечаленная Айрис вернулась к отцу.
Виллем, увидев свою дочь в слезах, поспешил явиться к старцам. Он умолял их взять хотя бы что-то, чтоб задобрить зимнего духа. Но мудрые были непреклонны, они только охаяли старика и послали его домой.
— Но как мне пережить эту зиму, если не задобрить духа? — с мольбой в голосе спросил Виллем.
Старцы в ответ рассмеялись, а один из них ответил:
— Чем богат, тем и пожертвуешь.
Виллем быстрым шагом направился домой. Он понял, чего хотели жрецы. Они собирались отнять единственное его сокровище — его родную дочь. Распахнув дверь своего дома, он увидел Айрис, сидящую за шитьем.
— Дочь моя, доченька… — у старика на глазах выступили слезы. – Я никому тебя не отдам.
Девушка изумленно посмотрела на него. Она не понимала, почему ее отец плакал. Убрав в сторону свое шитье, Айрис, как ни в чем не бывало, начала накрывать на стол. Сегодня на ужин у отца с дочерью была похлебка.
— Отец, что случилось? – наконец девушка осмелилась задать отцу вопрос, пока тот мешал ложкой свою похлебку.
Виллем хмуро глянул на дочь. Айрис испуганно потупила взгляд.
— Мудрые примут от нас пожертвование…
— Так это же хорошо! Мы сможем пережить эту зиму. А весной наши дела пойдут на лад, я попросила у нашей старой соседки новые ростки, теперь мы сможем выращивать еще и фрукты.
— Айрис, не смей перебивать старших! – прикрикнул на дочь Виллем. – Старцы выбрали тебя как жертву.
От изумления девушка пристала из-за стола, уронив свою тарелку. Вилеем обхватил голову руками и заплакал.
— Отец! – Айрис кинулась на шею к отцу.
— Я обещаю тебе, я что-нибудь придумаю. Я не отдам им тебя. Они не посмеют, — старик обнял свою дочь.
До Йоля (ночи, когда следует отдать пожертвования духу зимы) остался месяц. Старый Виллем старался не выходить надолго из дома и никогда не оставлял свою дочь одну. Старцы деревни как-то раз пришли к ним, но Виллем не пустил их в дом. Он злобно ругался с ними во дворе, а Айрис в это время сидела дома и плакала.
Но случилось так, что Виллему потребовалось уйти из дома намного дольше, чем он ожидал. Хворост у них с дочерью закончился, старик пошел в лес, предварительно заперев свою дочь в подполе. Ключ он взял с собой. Но, то ли дух леса решил сыграть с Виллемом злую шутку, то ли старику просто не везло – он нигде не мог найти даже маленькой веточки. Ему пришлось задержаться в лесу, дабы спилить пару деревьев. Когда Виллем вышел из леса и шагал к своему дому, уже спустилась темная ночь.
Зайдя домой, старик сразу кинулся к подвалу – Айрис провела там несколько часов, не хватало еще, чтоб она слегла с хворью. Но подойдя к подполу Виллем увидел ужасное – вход был разрезан топором.
— Айрис, Айрис, дочь моя! – с криками из дома выбежал ополоумевший старик.
Больше соседи его не видели.
Перед ночью Йоля все жители деревни заперлись в своих домах, оставив на порогах все самое лучшее – плоды, собранные ими за год, мясо заботливо раскормленной скотины, самые хмельные и вкусные напитки.
Старцы, погрузив на телегу все то, что принесли им жители, отправились в лес, к своему священному древу. Украсив ель дарами, они встали в круг, дабы прочесть молитву. Но прежде чем они заголосили, подъехала еще одна телега, в которой сидела девушка неписаной красоты. Это была малышка Айрис. Ее разодели в прекрасные белые одежды, которые переливались серебром на лучах заходящего солнца. Девушка сидела молча. К ней подошел один из жрецов, подал руку и помог выбраться из телеги. Айрис, понурив голову, пошла вслед за ним к священному древу. Пока ее привязывали, девушка стояла смирно. Но как только друид окончил свое дело, девушка слабо сказала:
— Прошу, позвольте увидеть моего отца.
— Прости, девочка. Твой отец сбежал из деревни, — ответил ей мудрый.
Айрис заплакала. А жрецы, вновь образовав свой круг, начали читать свою молитву. Солнце почти село, им нужно было успеть покинуть лес до темноты, чтоб зимних дух за ночь вдоволь порадовался своим дарам.
Девушка закрыла глаза. Холод начинал пробирать ее, сил на слезы больше не оставалось. Голоса жрецов не утихали. Единственное желание Айрис в эту минуту было уснуть, чтоб не чувствовать холода и печаль по своему отцу.
Голоса друидов начали смолкать. «Неужели это конец?» — подумала Айрис. Девушка мысленно попрощалась с отцом, готовясь принять смерть, как вдруг душераздирающий крик заставил ее открыть глаза.
Картина, увиденная Айрис, привела ее в ужас: две телеги стояли сломанными, жрецы пытались бежать по лесным сугробом, а прямо перед ней стоял белый человек и разгрызал горло одному из друидов. Тот был все еще жив и отчаянно кричал. Другие друиды в страхе начали молиться зимнему духу. Они не могли понять, чем прогневали его.
Но вот крик стих, жрецы в испуге замерли. Белый человек медленно повернулся к Айрис. Девушка узнала его – это был ее отец, старина Виллем. Волосы и борода старика заиндевели, кожа потеряла былую румяность и стала бледной как снег. Его одежда была вся в снегу. Оттого он стал так похож на зимнего духа.
— О, нет, — заплакала Айрис.
Виллем посмотрел на нее со слезами на глазах и отвернулся. Он больше не достоин такой дочери. Она слишком чиста, а Виллем стал зверем.
Он набрасывался на оставшихся жрецов, на одного за другим. Кого-то он забивал топором, кому-то разрывал грудь голыми руками, а кого-то ждала та же участь, как и первого павшего. Обезумев от ярости и гнева, Виллем начал вытаскивать внутренности своих жертв и размазывать кровь по своей одежде. Он наслаждался своей силой и мощью и смеялся, смеялся, смеялся.
— Прекрати, отец! – истерично закричала Айрис. У нее не было больше сил терпеть этот ад. Ее добрый и любящий отец превратился в ужасное чудовище.
Виллем замер и медленно оглянулся на дочь. Он поднял с земли топор и подошел к девушке. Айрис плакала. Ее отец разрубил веревку. Девушка бессильно упала. Виллем обнял ее.
— Зачем, отец, зачем? – Айрис плакала в его руках.
Виллем отодвинул ее от себя и посмотрел в ее залитые слезами глаза.
— Прости, родная. Но так я сдержал свое обещание, — сказал Виллем на последок и покинул свою дочь, скрывшись в чаще леса.
На утро девушку у края леса нашла старая соседка, которая обогрела и накормила Айрис. И ту зиму жители деревни помнят, как самую теплую во все времена.

Комментариев нет

Ваш электронный адрес не будет опубликован.