ОЧЕРЕДНОЙ ПЛОХОЙ НОВЫЙ ГОД

Это происходит каждый год. Каждый долбанный год в ночь, с 31 декабря на первое января я глотаю транквилизаторы, чтобы отключиться и ничего не воспринимать.
Это началось, когда мне было семь лет. Тогда мы жили в маленьком двухэтажном домике. Сверкала наряженная ёлка, по телевизору президент поздравлял страну, а потом – бой курантов, мне и маленькой моей сестричке налили детского шампанского. Мы радовались, что всё было по-взрослому, и ждали чуда. Ведь сегодня Новый год, а значит, может произойти самое невероятное.
Мы и не заметили, как папа подмигнул маме и куда-то скрылся. Прошел час, два, и мама начала беспокоиться. Нас, ничего не понимающих, погнали спать. А на утро моего отца нашли мёртвым в печной трубе с полным красным мешком подарков. Врачи сказали, что у него был сломан позвоночник. Мама всё время плакала и мы уехали из нашего маленького домика.
Казалось, всё будет хорошо. Мы переехали в город к маминой тетке, очень религиозной женщине. Мама говорила, что в окружении икон она чувствует себя в безопасности… На утро первого января её обнаружили мёртвой в подъезде. Когда выносили тело, я мельком увидел маму – она была вся синяя, но очень красивая. Она показалась мне похожей на Снежную Королеву.
После смерти мамы тётка не отступала от нас ни на шаг. Мы были с ноги до головы обкурены ладаном, а в нашей детской со стен на нас смотрели хмурые лица святых. Сестренка очень боялась их, говорила, что видит, как они улыбаются ей. Я гладил её по голове, но не верил ей. Мне казалось, она просто была очень напугана.
Впервые я увидел ту тварь на шестнадцатый Новый год. Тогда я засиделся на кухне с ноутбуком допоздна. Я хотел согреть чаю и мельком бросил взгляд на черную дыру окна. Там за заиндевевшим стеклом смотрели на меня два черных глаза. Они приковывали к себе взгляд и такой читался в них смертельный ужас, что я закричал и выбежал из кухни. Разбуженная тётка осенила окно крестным знамением, но, разумеется, это не помогло.
В семнадцатый Новый год Оно забрало мою сестру. Я до сих пор проклинаю себя, что оставил её одну, выйдя за пустяковым делом. Когда я вернулся в квартиру, меня пронзил могильный холод. Было странно темно, а из моего рта вырывался клубочками пар. Мне всюду мерещились уродливые тени, которые искривлялись при каждом моём осторожном шаге. Пробормотав слова молитвы, я дернул ручку двери нашей комнаты.
Моя сестра сидела ко мне спиной. Не сразу я разглядел огромную тень, черней самой тьмы, клубившейся перед её лицом. Я тихонько позвал её по имени и тень – или что-то, что казалось ею — словно в насмешку развернула её в мою сторону. На лице моей сестры застыла гримаса ужаса, глаза её закатились под веки и вся она была отвратительно сине-багровая. Лица святых с икон превратились в демонов, оскаливших свои разверстые рты. Их пустые черные глазницы следили за мной. Клубящаяся тень двинулась на меня и я потерял сознание от ужаса.
Когда-то его звали Святой Николас, но Он предпочитает другое имя, которое вкрадчиво шепчет мне во снах. Я не произнесу это имя вслух, даже не заставляйте меня!
Потому что произнеся имя демона, ты можешь его призвать.

Комментариев нет

Ваш электронный адрес не будет опубликован.