ОТГОЛОСКИ ВОЙНЫ

У меня была вот какая история: поехали мы с друзьями к ним в деревню отдохнуть, а деревня под Можайском. Приехали, освоились, пошли искупались, все хорошо. Скучно стало. Ну, тут друг мой и говорит: «А пошли к старой церкви?» Сестра его отвечает: «Ой, может, не надо?» — глаза делает страшные.
Мне так интересно стало, что ж это за место такое, что даже взрослые люди (другу моему было 26, а сестре его аж 32, если мне не изменяет память) боятся. Короче, пошли. Там странно так (по дороге) было – идешь как по косогору или по насыпи какой, гуськом друг за другом (иначе не пройдешь), а по правую руку от идущего огромная канава, поросшая травой, сразу по ту сторону канавы начинается очень мрачный темный лес. Так вот, всю дорогу, пока я шла, у меня не проходило ощущение того, что кто-то из того леска за нами внимательно и неотступно наблюдает. Виду я не подала, что неуютно, но по тому, как сестра моего друга нас подгоняла, я поняла, что в суждениях своих я не одинока…

Ладно, миновали лесок (вместо него погост начался — блин, прям как в фильме ужасов), впереди замаячила маковка полуразрушенной и явно давно заброшенной церкви, вот на нее мне и было предложено внимательно посмотреть, особенно в область большого креста на маковке.

Крест оказался повернут ПОЛНОСТЬЮ в нашу сторону, как бы «лицом», на что мне и указали. Не найдя ничего необычного, я предложила подойти вплотную. Мне уступили. Когда мы подошли, я чуть дар речи не потеряла — крест был повернут «лицом» на восток, хотя пришли мы с севера, и, как я уже писала выше, он был повернут «лицом» к нам! Честно говоря, стало крайне неуютно, но я вызвалась еще немного побродить вокруг. Сестра моего друга снова начала поторапливать, я не выдержала и спросила, куда она так спешит. Странно посмотрев на меня, она загадочно ответила: «Надо вернуться до темноты». Ну, тут уж мне совсем поплохело, и я наконец решила, что на сегодня хватит приключений. Обратно путь мы преодолели в 2 раза быстрей.

Придя домой, мы решили пожарить шашлык, расположились во дворе. Не заметили, как стемнело, и, конечно, потянуло на чертовщинку – страшные байки давай травить. И снова сестра друга была решительно против – даже более того, она чуть ли не со слезами на глазах говорила «не надо». Я ответила: «Хорошо, только ответь, почему ты так боишься того места, и, раз такое дело, зачем вообще пошла?» Рассказ меня поразил:

— Несколько лет назад мой муж захотел меня напугать, когда мы гуляли в том лесу, это еще до рождения детей было. Он спрятался куда-то, а я одна осталась. Вдруг слышу, кто-то в лесу очень громко и отрывисто что-то выкрикивает, прислушалась – а выкрики-то на немецком языке! А потом щелчки очень частые стали слышны. Когда следом я услышала звук гусениц танка, мне очень захотелось в обморок упасть. Я стала плакать, звать мужа, ведь в такой ситуации не знаешь, куда кидаться! Я побежала. Не помню, как из леса того выбралась. Муж откуда-то нарисовался, был он, оказывается, недалеко от меня, но ничего не слышал, включая мои крики. Дома старики рассказали, что в Войну в том лесу бои страшные шли, много немцев полегло. Много кто и до моего случая там странные вещи видывал, туда местные предпочитают вообще не соваться.

Я выслушала и сделала свои выводы, определенные. Потом, когда спать ложились, я друга тихонько спросила, верит ли он рассказу сестры, на что он ответил: «Хочешь верь, хочешь не верь, а Наташка теперь спит только при включенном свете». Ночью я воды встала попить, мимо комнаты, где Наташа с детьми спала, прохожу и вижу, как из-за закрытой двери свет выбивается…

Комментариев нет

Ваш электронный адрес не будет опубликован.