ПСИХУШКА

Здравствуйте всем! Рассажу вам одну историю, которая в моей жизни была, пожалуй, самой мистической, и после которой я навсегда и безоговорочно поверил в существование потустороннего и не объяснимого здравым смыслом. Рассказ будет длинным, но все до единого слова в нем правда и реальность в самом суровом своем виде, поэтому не судите строго за грубость и выражения. Возможно, кто-то скажет, что мистика в нем сомнительна и все мои доводы лишь впечатление гнетущей обстановки того места, которое я вам опишу, но, поверьте, хотя бы для общего развития и расширения кругозора прочитать это повествование стоит всем, на многое раскроет глаза, во всяком случае, на современную медицину точно…
Было это не так давно, в 2005 году, годом раньше я закончил школу и, как многие наивные молодые люди и девушки, намеревался поступить непременно в институт, не меньше, конечно же, не сомневаясь в своих знаниях, коих оказалось мало, и вместо института пошел я в ПТУ, что тоже, конечно, не плохо. Благополучно отучившись почти до экзаменов, я неожиданно (это всегда неожиданно) получаю повестку, где меня приглашают пройти медкомиссию для
службы в армии, недолго думая, я твердо и уверенно решил «косить», во что бы то ни стало (Служившие в армии конечно считают таких, как я, трусами, но в моем случае это не так: в 12 лет я прочитал в первый раз книгу Крапоткина «Анархия, ее философия, ее идеал» и стал убежденным анархистом, коим являюсь до сих пор, а в военкомате это никому не интересно…). До медкомиссии оставалось несколько дней, и решение я принял простое, но самое верное и минимально вредное для меня: косить по дурке. Можно было откупиться, но семья не богата, а косить по наркоте вообще не то: все равно ложиться придется на обследование, а лучше с идиотами, чем с наркоманами, думал тогда я, как выяснилось позже, совсем не лучше… И вот, порезал я аккуратно себе вены, чуть-чуть, чтоб ничего не повредить, на следующий день с гордо поднятой головой в военкомат. Комиссию описывать не буду, кто был, тот знает. У психиатра я конечно получаю втык от военкома, т.к. портил им «всю статистику», и получаю «вожделенное»направление на обследование в психиатрический диспансер, в котором предстояло провести мне 21 незабываемый день.
Придя на поступление, я был благополучно принят в ряды больных и обследуемых, у меня забрали тут же телефон, всю верхнюю одежду и проводили в палату. Первое же впечатление поразило меня до изумления -палата была на 40 человек (!), я-то наивно предполагал 3-4 соседа в палате…. Отделение было не буйное, но все же веселого мало. Был тут разный люд: такие же молодые «косари» как я, заводские мужички «поймавшие белку», психи, которые жили тут всю жизнь с детства, имевшие в паспорте прописку с адресом этой психушки и ходившие на какую-то даже работу, не высокооплачиваемую, но все же, откровенные шизофреники, но не буйные, тихие идиоты, жившие в таком состоянии всю жизнь, научившиеся держать ложку и не ходить под себя, но в остальном не осознававшие даже своего существования, наркоманы, сошедшие с ума… Все эти разновидности я узнал позже, в первый же момент они все показались мне вполне обычными людьми: кто-то разговаривал с соседом, кто-то с собой, кто-то ковырял в носу. Врач оказался нормальным человеком и поселил меня в углу с призывниками, человек 6, моего же примерно возраста. Но приключения только начинались, следующий сюрприз ожидал меня в столовой — то, что там давали, едой можно было назвать с большой натяжкой, к тому же сдобренную успокоительным, в том числе понижающим сексуальную функцию, после каждого приема пищи чувствуешь себя вялым и депрессивным, но и это было еще не все, следующий сюрприз ждал меня в туалете. После обеда с другими призывниками и психами мы пошли курить в туалет. Это было помещение метров 16 площадью, у крайней стены, напротив окна была положена бетонная плита с осыпавшимся кафелем и 5 дырок, в которые были впаяны по самый верх допотопные унитазы, никаких перегородок не было. Но это еще полбеды — психи справляли нужду, кто-то под себя, кто-то с увлечением ковырял в *опе весело смеясь, а один, отвернувшись в угол, др**ил. Воняло ужасно, хотя и в палате пахло не цветами…. Мои «коллеги» призывники объяснили, что сигареты не надо давать никому, хотя уже успел одному дать 3 сигареты, которые он выкурил наверное за 2 минуты все… Кстати о невоздержанности: шизофреники (как я позже узнал, отучившись на психолога) не имеют чувства меры, через несколько дней после прибытия ко мне пришел друг, принес кое-что поесть, а предбанничек этот был на 2 стола, за соседним был больной с быстро прогрессирующей шизофренией, такие больные превращаются в «овощ» за какие-то полгода, этого привезли из дома и поселили к нам, считая его болезнь наркотическим психозом, родственники же, не понимая всей серьезности, считали его все тем же человеком, принесли ему жаренную курицу и салат в контейнере, и вот он съедает это все, не разговаривая, в течение 5 минут (!), потом желудок его, конечно, не выдерживает, и все съеденное он благополучно выблевывает на пол. Родственники в шоке, и я с товарищем в шоке! Потом были серые и скучные дни в вони и прочих мерзостях (кстати, хочется сказать, что за последние 100 лет психиатрия не продвинулась ни на шаг, все то же, как и тогда), но вот тут-то и началась мистика. Хотя по моим ощущениям сами корпуса, коих в комплексе больницы было 27, еще дореволюционной постройки, и так были наполнены мистикой, т.к.психушка эта историческая, ей уже больше 100 лет. Рядом со мной на соседней койке лежал парень, лет 30, не призывник явно, адекватный, но молчаливый. В первую же ночь, а уснуть было страшно, я заметил, что мой сосед, спустя минут 10 после отбоя, начал с кем-то разговаривать, и из его слов я понял, что на той стороне ему отвечают, таким образом, я слышал только половину диалога, его половину, вопросы были разные, от просто бытовых до расспросов и спора с доказательствами. Так продолжалось ночей 7, и я уже привык засыпать под его голос, и это было хорошо, по сравнению с теми ночами, когда кто-нибудь начинал буянить: во вторую ночь один начал бегать по кроватям и чуть не наступил мне на голову, его потом скрутили (мед. персонал там был, как будто специально подбирали -никаких эмоций, только делают то, что надо), вкололи галоперидол и все. Галоперидола и аминазина боялись все психи
как огня, и кололи его только наказанным, от них человека крючило и ломало, текли слюни, и он не мог даже мычать, призывникам же, как обследуемым, ничего не давали… Все эти дни меня подмывало спросить соседа, с кем он говорит, а для начала, хотя бы познакомиться, слишком
уж он был молчалив, хотя видно, что адекватный. Тем утром я решился, как оказалось, это вполне приличный человек, учитель, 32 года, женат, редкостный интеллектуал. А история его попадения в дурку была очень странной , из-за нее и пишу я этот рассказ. Полтора месяца назад, он нашел рядом со школой небольшой предмет, который он принял за пенал, потерянный кем-то из учеников, он заглянул внутрь, но нашел там только 100 рублей и больше ничего, отдал это на вахте и забыл. Этой же ночью к нему пришел черт (или что-то подобное, как он сказал), он испугался и закричал, проснулась жена, но не увидела ничего, решила, что страшный сон, а он продолжал его видеть всю ночь, а утром черт исчезал. На следующую ночь все повторилось, жена была на работе в ночь, а черт просто стоял невдалеке или присаживался на край кровати. На следующую тоже. Я подумал, что ошибся, разговорясь с ним, подумал, что он все же
больной, но нет. Спустя четыре дня он решил заговорить, вернее, прогнать его, на что черт начал с ним разговаривать, это удивило учителя, мысли о сумасшествии были явные. И так у них происходило неделю подряд, и эти разговоры нравились учителю, черт раскрывал ему совершенно несусветные тайны и вещи, о которых он знать не мог. Их общение заметила его жена и предложила обратиться к врачу, с тех пор он здесь… Я, естественно, не верил, но учитель говорил, что черт точно предсказывал даже будущее…. Я не знал, что думать, и предложил сыграть в такую игру: днем я что-то спрячу, а ночью он спросит у черта, что я спрятал, и утром покажет, где и что… В столовой я очень хорошо запрятал сигаретную пачку, и уверен, никто не видел, как я это сделал. В это сложно поверить, но на завтраке на следующий день он сказал, где и что я спрятал… Я был в шоке, хотя конечно понимал и раньше, что такое может быть, бабка у меня колдовала, но чтоб вот так в жизни…. Я сказал ему, что он бы мог пользоваться этим во благо хотя бы себя, на что он ответил, что черт ему открыл столько тайн, что нет и смысла доказывать кому-то то, что он уже знает наверняка, и то, что он скоро умрет… Это ему тоже, мол, черт сказал, я не поверил и даже не стал интересоваться, когда. Я пытался хоть что-то узнать у него из вопросов, на которые нет конкретного ответа, он говорил, что мне не надо пока, и только сказал, что Бог есть… Неделю мы с ним общались и сошлись очень близко, т.к. с ровесниками мне было скучновато. А на восьмой день после подъема он просто не встал, умер во сне, оставшиеся дни я был в шоке, не верилось во все это, но это было… Отбыв положенный срок и купив у врача за небольшую сумму накоплений нашей семьи приличный диагноз (на самом деле я оказался здоров, как сказал врач — «симулянт»), с которым меня не взяли в армию, я до сих пор удивляюсь этой истории, произошедшей со мной, так как даже отучившись в институте и повзрослев, я не могу это себе объяснить, а бабка умерла до этого и спросить ответа не у кого, хотя сможет ли человек хоть как-то это объяснить, не знаю…
Спасибо всем прочитавшим.

Комментариев нет

Ваш электронный адрес не будет опубликован.