СИМБИОНТ

Мне доставляет неописуемое удовольствие смотреть, как он мучается. Каждая клеточка тела страдает от распирающей ее боли. Совсем скоро остатки его угасающего рассудка растворятся в темном море небытия. Какое приятное состояние! Мне не надо скрываться за образами, не надо преодолевать барьеры сознания. Он весь мой! От трясущихся кончиков пальцев до слипшихся, давно не мытых волос – весь! Я смотрю на мир его слезящимися глазами и вижу, как же ему плохо. Краски померкли, несмотря на весенний солнечный день, все предстает в каких-то немыслимо мрачных тонах. Стены и потолок стандартной однокомнатной квартиры сжимаются до размеров коробки от обуви, дыхание перехватывает. Он тихонько подвывает, натягивая одеяло на голову, старается забыться, уйти, спрятаться от этой боли и безысходности.
— Э нет, так не пойдет, у меня другие планы на твой счет, дружок!
-Бабушка!
Спустившись с пьедестала своего величия, я благосклонно дарю ему эту мысль.
И он хватается за нее, как за соломинку, стараясь вынырнуть из пучины жесткой наркотической ломки.
Бабушка должна была получить пенсию, значит, у нее можно взять деньги. Он сможет купить дозу, может быть даже две… Этого стимула достаточно, чтобы его истощенное тело зашевелилось и, превозмогая боль в ноющих суставах, натянуло байку на свои обтянутые кожей кости.
На сколько же он похудел? За этот месяц, должно быть, сбросил килограммов пятнадцать. Как же мне все это нравится!
Его бабушка живет неподалеку, и через полчаса он уже стоит перед простой, обтянутой коричневым дермантином дверью.
На звонок открывает маленькая старушка. Вытирая руки о фартук, она близоруко прищуривается.
-Виталик?! Господи, на кого ты похож! Заходи, я тебя покормлю.
Пряча глаза, он проходит на кухню, прислоняется к стене. Старенькие выцветшие обои, которые он в семь лет разрисовал цветочками, — сюрприз бабуле к восьмому марта. Она так и не разрешила их переклеить. Теперь эта детская мазня его раздражает, от запаха кипящей на плите кастрюли хочется блевать. Нет, еда, определенно, не полезет.
— Все норм, ба,- выдавливает из себя слова и пытается улыбнуться.
Она не верит, я это чувствую.
— Ба, дай мне немного денег.
Старушка печально смотрит на его осунувшееся лицо.
— Виталик, ты же обещал, клялся …
Внутри него закипает раздражение.
— Ты не хочешь меня понять! Мне это надо! В последний раз!
Я стараюсь довести его гнев до абсолюта: «Возьми нож, давай, воткни лезвие в эту отвратительную, ворчливую старуху, а потом поищешь деньги».
Его пальцы жадно тянутся к лежащему на столе ножу.
На секунду пелена спадает с его сознания, и он видит себя со стороны. Будто боясь передумать, отдергивает руку.
— Если ты не дашь мне денег, я покончу с собой! — голос его скрипит, как плохо смазанные дверные петли.
По морщинистым щекам пожилой женщины текут слезы. Она открывает сумочку и, чуть порывшись в ней, бросает на стол несколько купюр.
Сгребая деньги, он не обращает внимания на ее полный отчаянной мольбы взгляд. Торопливо выходит из квартиры. В голове пульсирует одна мысль: этого должно хватить.
Он мне больше не интересен. Я могу смело уйти, зная, что он уже никогда не сойдет с ПУТИ. Я оставил в его подсознании часть себя, но теперь, когда он так слаб, этого вполне хватит, чтобы все завершить. Я определил судьбу этого человека.
После скорой смерти тщедушного тела его душа (мммм, самое вкусное), отягощенная грузом страстей, страхов и отвратительных желаний, погрузится на самые сумрачные уровни бытия, туда, где такие же, как я, в течении эонов времени будут питаться ею.
Сейчас я в поиске нового объекта, того, в ком мне будет хорошо и уютно. Невидимый и бесплотный, я легко перемещаюсь среди людей, прикасаюсь к их внутренней сущности, можно сказать, пробую их на вкус. Наконец останавливаюсь на ничем не примечательной молодой женщине. Она, уговаривая, ведет за руку упирающегося пятилетнего мальчика. Обычная мама и обычный сын, который капризничает потому, что ему не купили игрушку. Никто, кроме меня,не знает, что его мамаша пристрастилась к алкоголю и в скором времени опустится на самое дно жизни. Я смогу ей помочь, вместе мы намного быстрее достигнем конечного результата. Внутри нее я чувствую своего собрата. Он уже ведет ее, следит, чтобы она не сбилась с ПУТИ. Ничего, в укромных уголках ее разума найдется место и для меня. Я помогу ей проявить свою ненависть. Разве это не прекрасно, когда, отупев от регулярных возлияний, она будет обвинять в неустроенной личной жизни своего «не вовремя» появившегося ребенка. Если это посеет в нем семена злобы, возможно, он станет моим следующим другом. Вместе мы начнем мучать домашних животных, а когда он повзрослеет, постараемся переключиться на людей. Какое же это все-таки удовольствие вести, направлять, указывать ПУТЬ своему человеку.
Я понятия не имею, кто создал меня таким, но зато знаю свое предназначение. Я должен постоянно искать возможности стать ближе к тебе. Да-да,к тебе, читающему эти строки. Я хочу стать с тобой одним целым. Вместе мы будем отличной командой, мы многого добьемся, проживем замечательную, очень насыщенную жизнь. Тебе понравится.
Каждый день я смотрю на тебя с рекламных билбордов табачных компаний, со страниц порносайтов, с виноводочных прилавков магазинов, из- под надвинутого капюшона уличного торговца наркотиками. Я смотрю из глаз твоего друга, который зовет бить кавказцев, и говорю разными голосами с экрана телевизора. У меня тысяча обличий, но мне нужна твоя помощь. Я прошу:
— Впусти меня. Я очень хочу показать тебе ПУТЬ! Дай мне шанс!

Комментариев нет

Ваш электронный адрес не будет опубликован.