СЛЕПАЯ ЛЮБОВЬ

Странное ощущение накрыло меня с головой, сначала мне захотелось вскочить с места и закричать, потом на мои плечи навалилась невероятная усталость. Полная внутренняя опустошенность, когда смотришь в одну точку не моргая и мир ,словно останавливает своё безумное движение. Я упал в кресло и сжал виски руками – голова раскалывалась. Будучи высококлассным психотерапевтом по образованию, я не мог разобраться, что терзало меня самого. Внутренне я всё понимал, но умом не хотел сознавать свою проблему.
То, что я не хотел признавать, на самом деле обычное чувство – любовь. Я влюбился словно мальчишка, будто мне ни тридцать девять лет, а далекие семнадцать. Меня поражал сей факт моей внезапной влюбленности, ведь я серьезный рассудительный человек, имеющий за плечами два неудачных брака. Может быть, когда-то я верил в любовь, но это было давно. Слишком много времени прошло с тех моментов, когда я будучи наивным студентом таскал очаровательной Леночке букеты цветов, на которые тратил чуть ли не всю стипендию.
Нахлынувшее чувство сбило меня с толку, ведь человеком который его во мне породил, была моя пациентка – молодая девушка Элизабет. Вспоминая её, я сразу потянулся за сигаретой. Без дрожи и не вспомнишь её лицо – дело в том, что у девушки полностью отсутствуют глаза, она родилась без них. Эта патология известна в медицине, как анофтальмия , она очень редкая и бывает у трех из десяти тысяч новорожденных людей в этом мире. Вместо глаз у девушки лишь небольшие впадины, затянутые кожей. И большинство времени девушка повязывает на глаза шелковую ленту, чтобы люди не видели её уродства. Но судьба так жестока к Элизабет, что помимо отсутствия зрения у неё развилась шизофрения. Я вздрогнул, вспомнив её жуткие приступы. Почему во мне родилось чувство к ней? Этого я не понимаю сам, но мне хочется сделать её жизнь лучше, подарить ей счастье. Всю жизнь я думал лишь о себе, относился к своим пациентом с холодностью, не стараясь погрузиться в их мир, помочь им. Я просто давал им квалифицированные указания, назначал лечение и ставил диагнозы. Я словно был бездушным роботом, а теперь хочу стать человеком.
Я докурил и налил себе немного коньяка, выпив залпом жгучую жидкость, я поморщился. Прикрыл глаза и даже не заметил, как уснул прямо на кресле. Мне снилась Элизабет, только не такая, как в реальности. Во сне у неё были прекрасные синие глаза, а на губах играла сочная улыбка. Я бежал к ней, но расстояние между нами всё не уменьшалось. Разбудил меня телефонный звонок, циферблат показывал позднее время, а номер был мне не знаком. Я с раздражением взял трубку и очень удивился, услышав голос Элизабет:
— Эрн, это я Элизабет. Извини, что так поздно тебя тревожу…. Эрн мне одиноко и страшно. Эрн, приезжай скорее! – голос девушки оборвался помехами.
Я тяжело вздохнул, совсем же забыл, что сам купил девушке мобильник, чтобы она смогла позвонить если что. Сказать, что я сорвался с места? Да, сорвался, её голос для меня подобен музыке, а если она о чем-то просит, я не могу устоять.
Я подъехал к клинике на своем черном «Шевроле», когда уже была глубокая ночь. Охрану прошел беспрепятственно, все уже привыкли, что Эрн Фишер может неожиданно заявиться среди ночи. Как специалисту высокого класса мне прощали многое.
Элизабет лечилась в элитной палате на одного пациента, это я оплатил ей такие условия, о чем не капли не жалею, потому что внутренне готов отдать за девушку жизнь, не то что какие-то грязные бумажки.
Я тихо отрыл ключом дверь палаты и зашел внутрь. Девушка лежала на широкой койке, на глазах у неё была атласная лента. Когда я подошел ближе, Элизабет вздрогнула и села, она протянула руку в мою сторону и тихо спросила:
— Это ты, Эрн? – смольные волосы девушки струились до самой её талии, в лунном свете это зрелище завораживало.
— Это я, Элизабет. – Я взял её за руку и ободряюще приобнял за плечи. Она казалась такой хрупкой, что инстинктивно мне хотелось защитить её.
Девушка прижалась ко мне, и я почувствовал, что она дрожит. Моё же сердце забилось чаще, и я на несколько долгих мгновений забыл, как дышать. Такое вот воздействие имело на меня это создание.
— Эрн, ты любишь меня? Не говори ничего…. Я чувствую, что любишь! Мне страшно тут одной, слишком долго я в этих стенах. Эрн у меня нет никого, ко мне никто не приходит, никто обо мне не заботится. Эрн, забери меня к себе жить! – девушка выговорила всё на одном дыхании и вся сжалась, как будто ожидала отрезвляющей пощёчины.
— Милая моя Элизабет, я уже думал об этом, и уже кое с кем договорился…. Хотел сделать тебе сюрприз, но раз ты уже сама заговорила об этом. Завтра тебя выпишут из клиники на моё попечение, а там уже посмотрим, как все получится. Элизабет, а что ты чувствуешь ко мне?
— Ты дорог мне Эрн…. Очень дорог – ответила девушка, немного подумав.
Я крепче обнял ее, и мы просидели так в тишине до самого утра. Моё сердце громко стучало, а внутри разливалось тепло. Я был благодарен судьбе за эту нежданную любовь. Именно это чувство я искал всю свою жизнь.
На следующий день, я уже привез Элизабет в свой двухэтажный холостяцкий коттедж. Я держал её за руку, когда она тростью прощупывала пространство дома. Изредка спрашивая, что же попалось на её пути. Всё это время я улыбался и рассказывал ей о том, как круто изменится теперь наша жизнь.
Вечером мы отужинали и уселись на ковер у камина, в котором игриво плясали язычки пламени. Она держала меня за руку и молчала, а потом неуверенно начала задавать вопросы:
— Эрн, а ты завтра оставишь меня? Уедешь на работу? – я видел, как Элизабет трудно признавать свою беспомощность, голос её дрожал, хотя она старалась скрыть то, что ей страшно оставаться одной.
— Нет, я взял отпуск на несколько месяцев, это будет мой первый отпуск за несколько лет. – Я сильнее сжал её руку.
— Ты так заботишься обо мне…. Зачем тебе это всё? – девушка прикоснулась бледной рукой к атласной ленте на своем лице.
— Я люблю тебя, Элизабет….
Она уснула у меня на коленях в ту ночь, а я гладил её по шелковистым волосам и смотрел в огонь, мне казалось, что только ради этого стоило прожить свою жизнь.
С утра я решил вывести девушку в сад, пока погода радовала свои благодушием. Элизабет осторожно ступала по траве, а потом упала на колени и стала трогать её руками, даже не трогать, скорее гладить. Лицо её озаряла детская улыбка и вдруг она спросила:
— Эрн, ты видишь солнце? Какое оно?
Я был поражен этим простым вопросом. Как объяснить слепому человеку как выглядит солнце?
— Девочка моя, солнце необъятное и далекое, но между тем оно очень близко. Слепит прямо в глаза, и долго на него не посмотришь. А еще оно ярко-желтое…. – неуверенно промямлил я.
— А как это желтое? Кислое, как лимон? – девушка неуклюже встала и схватила меня за рукав.
— Наверное… — у меня не было слов, только сплошная обида на злую судьбу, которая обделила такое прекрасное создание.
— Эрн, знаешь…. Я мечтаю увидеть солнце! Я верю, что когда-нибудь обязательно увижу его! – Элизабет звонко засмеялась.
Мы жили вместе уже неделю, Элизабет уже практически освоилась в моём доме, и на душе у меня стало немного спокойнее. Но сегодня у неё снова случился страшный приступ:
Я уехал в магазин, а когда вернулся, не мог негде найти Элизабет. Я ходил по дому и звал её, но она не отвечала мне. Вдруг я услышал тихий шепот и сдавленные всхлипы под лестницей.
Я заглянул туда и увидел сжавшуюся в комок девушку, она обхватила руками колени и вся тряслась.
— Я не хочу…. Не могу! Не заставляй меня, он дорог мне. Оставь меня в покое! – шептала Элизабет, сначала умоляя кого-то, а потом словно ненавидяще обращаясь к нему.
Из рабочего чемодана я достал шприц с успокоительным и ввел его девушке. Через несколько минут она утихла и обмякла, а я взял её на руки и отнес несчастное создание в спальню. Уложив её на кровать, я долго гладил её по голове. Потом устроился в кресле напротив и задремал.
Проснулся я от резкой боли в руке. С трудом разлепив глаза, я увидел возвышающуюся надо мной Элизабет. Её лицо в полумраке выглядело страшно: она сняла ленту с глаз и пустые глазницы смотрели на меня, а рот её исказился в сумасшедшей ухмылке. Меня не покидало ощущение, что всё это мне снится, и я задал глупый вопрос:
— Что ты делаешь Элизабет? – голос мой дрогнул, когда я заметил в её руке шприц со снотворным, он был пустой. Она ввела мне лошадиную дозу. Я уже чувствовал, как не послушны становятся руки и ноги, как трудно держать глаза открытыми.
— Прости меня Эрн…. Он сказал мне, что твои глаза подойдут, и я смогу увидеть солнце! Прости… — Девушка достала из моего чемодана скальпель и стала медленно и аккуратно вырезать мои глаза на ощупь. Я испытал невыносимую боль, горячая кровь потекла по моему лицу. Сил кричать не было, и я потерял сознание, хотя в тот момент подумал, что это смерть пришла облегчить мою участь.
Очнулся я уже в больнице, странное это ощущение, когда открываешь глаза и совершенно ничего не видишь, абсолютная тьма вокруг тебя и в твоей душе. Только непонятные звуки доносились до моего слуха, и каждый раз я вздрагивал.
Позже меня навестил следователь и сообщил, что Элизабет Стоун объявили в розыск, но результатов пока нет.
Прошло десять лет, а они до сих пор её не нашли. Кем было то существо, чей голос раздавался в её голове? Сумасшествие ли это? Или мы объясняем этим словом то, что не поддаётся нашему пониманию. У меня осталось множество вопросов, ответы на которые я ищу каждый день. И иногда я думаю, может она вправду смогла увидеть солнце?

Комментариев нет

Ваш электронный адрес не будет опубликован.