СТРАШНАЯ СКАЗКА.

ПОСЛЕ ЗОМБИ-АПОКАЛИПСИСА
За окном снова слышны крики. Предсмертные крики несчастных, вынужденных быть съеденными заживо. К этому пора бы уже привыкнуть. Месяц за месяцем зомби зачищают остатки человеческого населения. Я, вместе с группкой уцелевших людей, скрываюсь в заброшенной школе. Вот только долго ли продержится наше убежище?
Я поднялась с прогнившего матраса, на котором пыталась уснуть. В этой школе всё гниёт. Видно, она подстраивается под умирающий мир вокруг неё.
Выйдя из темного кабинета, я пошла по длинному коридору, надеясь наткнуться на кого-то из живых. Я уже три дня не покидала класса, выделенного специально для меня. Не хотелось никого видеть. Всё-таки тяжело смотреть на то, как твои друзья слабеют на глазах и медленно умирают. Запасы еды на исходе, а надежда на спасение давно уже нас покинула. Неизвестно ещё, что лучше: умирать от голода или самому стать пищей.
Наконец, в одном из кабинетов я увидела силуэт человека, сидящего за партой. Подойдя ближе, я поняла, что не знаю этого парня. Я не была знакома со всеми людьми, отыскавшими тут приют. Что ж, возможно разговор с незнакомцем — это как раз то, что необходимо мне сейчас.
— Привет, — обратилась я к нему, присев на краешек соседнего стола.
Он неуверенно кивнул, подняв ко мне глаза. Его взгляд был немного отрешенный. Я решила попробовать его разговорить.
— Ты тут недавно? Я уже около месяца здесь обитаю, но тебя раньше не замечала.
— Да… — Наконец ответил он приглушенным голосом. – Я пришёл только вчера.
— Как ты здесь оказался? – Возможно, моё любопытство было бестактным, но темнота всегда располагает к разговорам.
— Я расскажу тебе свою историю, но сначала ты расскажи мне свою, — он смотрел на меня с интересом.
Ну что ж, мне не привыкать. Единственное развлечение уцелевших – это истории. Рассказы о своей жизни, о том, каким был этот мир раньше, и о том, каким он стал теперь.
— Эмм… Ну ладно, — я слегка улыбнулась, начав свою историю. – Когда проявились первые признаки эпидемии, мне было всего пятнадцать. Я была беззаботной школьницей, которой зомби-апокалипсис казался необычным приключением. Когда в новостях стали показывать кадры людей, которые сходили с ума и пожирали друг друга, мне казалось, что это очередная телевизионная утка. Но, спустя несколько месяцев, мои одноклассники стали пропадать один за другим. Об их судьбе все просто умалчивали, но я уже начала всё понимать.
Однажды, я пришла домой и обнаружила, что вся квартира перевернута, родителей не было. Я не знала, что делать, как вдруг услышала из дальней комнаты приглушенные звуки. Пройдя туда на цыпочках, я увидела там это существо, эту истекающую слюнями тварь, которая что-то ела. И это что-то было человеком.
Тут она обернулась. Я встретилась глазами с абсолютно пустым взглядом этого нечто, которое было когда-то моей соседкой. Этот взгляд выражал только голод.
В тот раз мне удалось убежать. Это было огромным везением. Если бы это существо было более голодным, то мне никогда не удалось бы скрыться.
После этого случая, годы моей жизни незаметно протекали один за другим в извечной борьбе за выживание. Я прибилась к группе людей, которая кочевала из города в город. Мы каждый раз шли туда, где выживших было больше, но постепенно города всё больше заполоняли зомби, и вновь приходилось уходить. Все мы научились стрелять и находить себе пропитание, продираясь сквозь гущу этих монстров. А теперь, месяц назад, мы засели в этой школе. Снаружи всё теперь уничтожено, выживших поблизости не осталось, и выйти наружу за едой – равносильно тому, чтобы самому стать этой едой. – Я, наконец, вынырнула из своих мыслей и взглянула на парня, всё это время неотрывно смотревшего на меня. – Что ж, я закончила свою историю, теперь твоя очередь.
— Моя история вряд ли будет тебе интересна, — сказал он задумчиво. – Когда проявились первые признаки заражения, мне было восемнадцать. У меня были грандиозные планы на предстоящее будущее. Я мечтал о богатстве и славе. Тогда я ещё не знал, что скоро это никому не будет нужно. Когда люди стали пропадать один за другим и целые районы города начали перекрывать, я просто не хотел этого замечать. Я был занят только собой.
Всё изменилось, когда, однажды, я возвращался домой из института и на меня напали. Это был один из них. Его хватка была железной, а зубы приближались к моему горлу, но мне чудом удалось вырваться. И тогда я бежал и бежал.
Я не мог вернуться домой. Не спрашивай почему. Это не важно. Я несколько лет скитался из города в город совсем один. Я не мог прибиться к людям, они не желали меня принимать. Мне самому пришлось научиться выживать. Я так давно ни с кем не говорил. Ты первый человек за несколько лет, который сказал мне хотя бы пару слов.
От рассказа этого парня я испытала давно позабытое мной чувство. Мне хотелось спасти его от этого жестокого мира. Как он смог провести несколько лет совсем один, в мире монстров? Как они могли отвергать его?
Я всего несколько минут говорила с этим человеком, а мне казалось, что я знаю его всю жизнь. И как же это чудесно – в мире, наполненном смертью, найти кого-то, кто может тебя понять, с кем ты можешь поговорить всего несколько минут и будто прожить жизнь заново, и кто выслушает тебя, не перебивая.
Мы сидели в этом темном кабинете и смотрели друг на друга. Кажется, он понимал все мои мысли без слов. Наконец, я решилась вновь заговорить.
— Но всё же, я не понимаю… Почему люди не захотели принять тебя?
— О, я просто опустил одну деталь в рассказе, — сказал он еле слышно. Слова явно давались ему с трудом. – Тот зомби, который напал на меня… Я не смог вырваться тогда. Он меня укусил.
Я замерла. Всё моё тело заледенело. Я приподнялась с парты, медленно отступая назад. Достав из-за пазухи фонарик, я направила его на лицо сидящего передо мной парня. И тут я увидела то, что скрывалось в полумраке: лицо, покрытое трупными пятнами, суженые зрачки, стиснутые зубы, сжатые кулаки и самое главное – голод, голод в глазах.
Я тихонько вскрикнула и уронила фонарик. Первая мысль была – достать пистолет и стрелять, вторая – бежать без оглядки, но я почему-то просто замерла. Бежать не хотелось, убивать тем более. Ничего не хотелось. Я просто стояла и смотрела, как он приближается ко мне. Вот уже его зубы стиснулись на моей шее. На самом деле это совсем не больно.
Я, кажется, потеряла сознание, потому что очнулась уже на полу. На меня смотрели два сверкающих глаза. Моё зрение теперь обострилось, и я видела окружающий мир, как при дневном свете.
— Теперь я не буду один. И ты тоже, — сейчас во взгляде парня я не видела голода, только какую-то звериную любовь.
Я улыбнулась. Я была счастлива. Теперь я стала одним из этих монстров. Теперь можно не бояться. Теперь я не буду одна. Да, я определенно чувствовала счастье. И голод…

Комментариев нет

Ваш электронный адрес не будет опубликован.