ТЕ, КТО ШУМЯТ ЗА СТЕНОЙ

Эта история случилась, когда я учился в университете. Первое время в общежитии я жил вместе с двумя одногруппниками — веселыми ребятами, вовсе не думавшими об учебе. Они приводили девчонок, курили кальян и пили пиво, а наутро я спотыкался о пустые бутылки и вяло отбрыкивающиеся пьяные тела. В конце концов, тех парней исключили, а меня, как лучшего студента потока, отселили в другой блок, в одиночную комнату.
Я быстро обустроил ее по своему вкусу. Повесил картины, купил гитару, учился на ней играть, раз не было соседей, которым это могло бы помешать.
Я, низкий парнишка в круглых очках, с круглым лицом, выражавшим вечную обиду на белый свет, внутренне вполне соответствовал своей невыразительной внешности. Предпочитал молчать в любой компании, не любил шум и чужих людей вокруг меня. Всем возможным вариантам досуга я предпочитал книгу, плед и тихую музыку.
Теперь у меня это было. И, казалось бы, ничто не могло мне помешать.
Кроме соседей.
За тонкой стеной, у которой стояла моя кровать, в соседнем блоке жило несколько крайне шумных парней. Весь день они молчали, но ночью развивали бурную деятельность. Она сопровождалась громкими матами, криками, шумом передвигаемой мебели и музыкой, басы которой врывались в мою тихую нору, заставляя все вибрировать и подпрыгивать.
Безумие…
Я стучал в стену. Соседи либо не реагировали, либо долбили в ответ с такой силой, что со стены падали любовно повешенные мною картины.
Ходил к ним, стучал в дверь — не открыли. Только хохотали, как обкуренные гиены, и делали музыку громче. Как их еще остальные соседи не убили, не понимаю!
Я даже ходил жаловаться к коменданту — в сессию, когда третью ночь подряд не мог выспаться из-за ора и хохота за стеной. Комендант — пухлая женщина с немыслимым фиолетовым начесом на голове — пообещала решить вопрос. Но тишины я не дождался до самых каникул, когда досрочно сдал сессию и уехал домой.
Дома я старался забыть о своих соседях, о том, как сильно они мне мешают жить. К концу каникул я даже соскучился по одинокой жизни в общежитии.
* * *
Первым, что я услышал, вернувшись, был грохот и мат за стеной. Я вздохнул и повесил на место в очередной раз упавшую картину. Неужели они никогда не замолчат?..
На удивление, после этого какое-то время было тихо. Я не верил, прислушивался настороженно. Боялся взять в руки гитару — а то вдруг они услышат, разозлятся и вновь станут шуметь? Но постепенно я выдохнул и расслабился. Поблагодарил Господа за тишину и, наконец-то, почувствовал себя выспавшимся.
Но через неделю соседи решили вновь напомнить о себе.
Весь вечер от них доносились странные звуки — скрежет, рычащие голоса, стук. Я надел наушники и сидел за компьютером, включив музыку громко-громко, лишь бы не слышать всего этого. Но шум нарастал, наушники уже не спасали.
Соседи рычали и завывали, словно передразнивая собак. Хлопали руками по столам и шкафам, выкрикивали что-то неразборчиво. Да что у них там такое!
Я стиснул голову руками. Каждый звук отдавался в черепе болезненной вибрацией, хотелось закричать в голос. Завтра контрольная по сопромату, а они!
Встаю, подхожу к стене, смотрю на нее полубезумно. За ней как будто мечется стая бабуинов. Еще и музыку включили!
Стискиваю кулак и долблю в стену, резко и зло. В ответ ошарашенное молчание. Даже звук убавили. Я тихо выдыхаю. Злость начинает убывать.
Но парни за стеной вдруг разразились еще более громкими криками. Они завыли, как волки! И стали стучать в стену, все громче и громче! Я попятился. Было такое чувство, что их там не трое. Пятеро! И все стучат в стену, не только кулаками — кажется, даже чем-то металлическим.
Я чуть не расплакался от унижения и злобы. Потом сжал зубы и вышел из блока. Иду по коридору, подхожу к их двери. За ней — все тот же вой и непонятная музыка, отдающаяся в висках.
Стучу. Дверь сама раскрывается с тихим скрипом. Миную прихожую, иду в левую дверь — ту, за которой творится этот беспредел. Стучу коротко и зло. Дверь раскрывается.
Я так и замер, раскрыв рот и забыв все слова.
Передо мной стоял не человек. Это был какой-то зверь, покрытый жесткой щетиной, с вытянутым рылом и острыми ушами. Он стоял на кривых задних лапах, глядя на меня насмешливо и хищно, а когтистая его рука задумчиво скребла где-то в блохастой подмышке.
За спиной существа стояли другие такие же — их было не меньше шести! Они смотрели на меня слезящимися черными глазами, а я медленно пятился, боясь сделать резкое движение.
Но я наткнулся спиной на что-то теплое. Оно схватило меня когтистыми лапами, и острые зубы монстра впились в мое плечо…
* * *
Я натянул майку, мельком порадовавшись своему отражению в зеркале. Не думал, что можно так накачаться всего лишь за месяц. Да и Женя заставил меня снять очки и носить линзы — так я выглядел куда лучше. И девушкам нравился.
Собственно, ради них я и наряжался сейчас. Мы с ребятами идем в клуб, где, может, подцепим пару симпатичных девчонок. Это добавляет нашей жизни ярких красок — не учебой же заниматься в пятничный вечер, в конце-то концов!
— Ты готов? — Женя непринужденно прислонился к дверному косяку. За стеной привычно орали, подбадривая друг друга, остальные мои друзья. Как бы я без них жил…
— Конечно, — улыбаюсь, обнажая длинные клыки. Вожак довольно скалится в ответ и выходит из блока. Я в последний раз гляжусь в зеркало, потом кошусь в окно. Полнолуние! Вот уже месяц, как я в стае.
Глухо рявкаю и вою от избытков чувств. Стая за стеной подхватываем мой клич. Мы не стесняемся ни соседей, ни коменданта, что ходит сегодня по этажам.
Ведь нас не услышит никто, кроме своих — и тех, кому суждено ими стать.

Комментариев нет

Ваш электронный адрес не будет опубликован.