ТОНКАЯ КАК ЛИСТ БУМАГИ

Генри и Дэвид были хорошими друзьями. Они росли вместе; их семьи дружили. В детстве они поклялись, что всегда будут на связи, и ничто не сможет встать на пути их дружбы. Они вместе окончили школу, а потом и колледж. Получив образование, они начали работать в одной компании, снова вместе. Потом Генри встретил девушку и влюбился.
Он, в конечном итоге, женился на ней, и на свадьбе Дэвид был шафером. Несмотря ни на что, парни сдержали обещание, не терять связь и много времени проводили вместе.

В частности, каждый вечера четверга, невзирая на погоду, Генри проходил две мили пути к дому Дэвида. Потом они вместе направлялись в бар в соседнем квартале, играли в пул и разговаривали. Там они шутили и жаловались друг другу на работу. Они немного выпивали и возвращались домой с наступлением темноты. Однажды, когда Генри вернулся домой, его жена уже была в кровати. “Вы только посмотрите на себя”,- сказала она ему сквозь сон. “Могу поклясться, если вы с Дэвидом продолжите общаться столько времени, вы даже умирать будете вместе”. Она шутила, конечно же. Это было просто смешно. Генри только посмеялся над этим.

В следующий четверг, было холодно и ветрено. Неделей ранее пришёл холодный арктический воздух, накрыв город. Генри продрог, пока наматывал последнюю милю к дому Дэвида, чтобы приступить к их еженедельной прогулке. К тому времени, когда он повернул на улицу Дэвида и поднялся по ступенькам к квартире своего друга, он уже пожалел, что не надел более тёплый пиджак. Холод немного отступил, когда он позвонил в дверь. К его удивлению, ему никто не открыл. На Дэвида это было не похоже, он никак не мог пропустить их игру в пул по четвергам. Он снова позвонил, потом ещё раз. Всё равно никто не открыл.

“Должно быть что-то случилось”,- подумал Генри. “Может быть, он звонил мне, чтобы предупредить”. Он проверил свой мобильный телефон, но никаких сообщений не было. Он решил немного подождать. Он ждал и ждал. И всё равно, Дэвид не пришёл. Ничего не происходило. Он попробовал открыть дверь, она оказалась запертой. Наконец, вздохнув, Генри пожал плечами и пошёл домой.

На следующий день, Давид не явился на работу. Он не позвонил, чтобы сказать, что болен, или что у него что-то случилось. Генри был обеспокоен. Он спрашивал всех вокруг о Дэвиде, но никто не знал, что могло с ним произойти. После работы он стал названивать Дэвиду, но как и с дверью ранее, никто не ответил. Обеспокоенный и расстроенный, Генри вернулся домой. В ту ночь он не мог уснуть. Он не мог перестать думать о том, что с его другом произошло что-то ужасное.

В течение следующих пяти дней, Генри приходил к квартире Дэвида и звонил в дверь. Никто не выходил. Генри обратился в полицию, но ему сказали, что не могут начать поиски, пока не пройдёт неделя с момента его исчезновения. Поэтому в следующий четверг, когда Дэвида не было на работе уже целую неделю, Генри решил в последний раз заглянуть к нему в квартиру.

На этот раз, он решил обследовать всё более тщательно. Жалюзи на окнах были закрыты, и свет выключен. Зайдя в гараж с фонариком, Генри обнаружил на парковке машину Дэвида. Он быстро заглянул внутрь, и к его облегчению тела Дэвида внутри не оказалось.

Генри снова поднялся к входной двери, и уже занёс кулак, чтобы постучать, но осёкся. Ему показалось, что он что-то расслышал. Он на мгновение застыл, прижавшись ухом к двери и прислушиваясь. Да, он что-то услышал – слабый шаркающий шум внутри. Генри потянулся к дверной ручки и попытался открыть дверь. К его удивлению, она открылась. Он медленно открыл дверь, и заглянул в тёмную квартиру. Сначала, он ничего не мог разглядеть. “Дэвид!”,- крикнул он. Никто не откликнулся.

Генри приложил руку к дверной ручке и попытался открыть дверь. К его удивлению, она была не заперта. Он медленно открыл дверь, и заглянул в темную квартиру. Сначала он ничего не мог видеть. “Дэвид!” Крикнул он. Никто не ответил.

“Дэвид, ты дома?” – Снова позвал он. Нет ответа.
Он уже собирался уходить, как вдруг, краем глаза заметил какое-то движение в дальнем углу квартиры. В тусклом свете, проникающим сквозь щели жалюзи, он увидел в углу комнаты человека. Он посветил туда фонариком. Это был Дэвид! Он выглядел бледным и худым, и так словно несколько дней не брился, но, конечно же, это был Дэвид.

“Друг мой!” – сказал Генри: “Где ты был?” В тускло-освещённой комнате Дэвид приложил палец к губам, словно призывая друга говорить тише. Затем он тихо подозвал его. Генри медленно прошёл через кухню, мимо барной стойки, и через столовую, наконец, войдя в жилую часть квартиры, где затаился Дэвид. Он опустился на колени рядом со своим другом. Дэвид дрожал и смотрел в сторону кухни.

“Друг мой”,- снова сказал Генри. “Где ты был всю эту неделю? Почему не выходил на работу, и не открывал дверь? ”

Дэвид ответил: “Она не пускает меня”. Он указал на кухню. Генри посмотрел туда, куда показывал его друг. Сначала он ничего не увидел.

Потом он увидел её, в узком пространстве между холодильником и стеной, стояла бледная, худая, толщиной с лист женщина, с длинными, спутанными черными волосами, закрывающими её лицо. Генри уставился на неё, не понимая, что это может быть. Глаза у неё были закрыты. Через мгновение, Генри пришёл в себя, и схватил своего друга за руку.

“Дэвид”,- взмолился он. “Нам нужно идти”.

Дэвид кивнул и мельком взглянул на холодильник, стараясь убедиться, что она всё ещё спит. Он медленно поднялся на ноги. Они медленно прошли по ковру гостиной через столовую. Они не отрывали взгляда от входной двери, когда ступили на скользкий линолеум. Они съёживались каждый раз, когда их обувь издавала шум, пока они пытались пересечь кухню.

Именно тогда, Дэвид остановился. Он вырвал руку из захвата Генри и сделал шаг назад, потом еще один. Генри оглянулся, взглянув Дэвиду в лицо – и увидел панику. Дэвид еще ​​раз посмотрел на холодильник.

Генри посмотрел на кухню, и его глаза расширились. Тонкая как лист женщина, с бледным, как мел, лицом, кто бы они ни была – смотрел прямо на них, её шея наклонилась под необычным углом. Её длинные волосы закрывали глаза, и всё же они отчетливо видели, что она наблюдает за ними.

На глазах у Генри и Дэвида, она процарапала стену своими костлявыми пальцами. Хлопья краски и гипсокартона посыпались на кухонный пол и сформировали небольшую кучку возле её ног. Потом она медленно повернула голову, и её рот при этом немного приоткрылся. Её впалые, неестественно большие глаза сначала остановились на Дэвиде. Её взгляд задержался на нём на мгновение, потом она снова подняла голову и уставилась прямо на Генри.

Они увидели, как её рот раскрылся шире, словно она зевнула, а потом еще шире, пока нижняя челюсть не отвисла до самой груди. Дэвида охватила паника, он рухнул на пол и замер. Генри задумался на мгновение, решив, что ему нужно схватить своего друга и бежать к двери. Они ещё могли выбраться, если бы поспешили. Но когда он попытался пошевелиться, оказалось, что он не может оторвать ноги от пола, и взгляд от тонкой женщины.

Генри беспомощно наблюдал, как она вышла из своего укрытия между холодильником и стеной, откинув назад свои длинные, чёрные волосы. Затем, медленно, она подняла свою челюсть, облизав губы, и начала пускать слюни.

В этот момент, Генри вспомнил слова жены. “Вы только посмотрите на себя”,- сказала она ему сквозь сон. “Могу поклясться, если вы с Дэвидом продолжите общаться столько времени, вы даже умирать будете вместе”.

Конечно же, она шутила. Это было просто смешно.

Комментариев нет

Ваш электронный адрес не будет опубликован.