ВАЖНЫЕ МЕЛОЧИ

Сколько прошло времени? Год, два, может больше. А я все так же лежу на этом старом диване, который стоит посреди комнаты. Раньше он был зеленого цвета, как летняя, сочная трава у моего дома. Но сейчас, он больше напоминает старый заброшенный луг. С тех событий я решил отдать себя тишине и одиночеству. Для чего нужны люди? Эти жестокие, лживые создания. Все их слова не стоят ничего. Они алчны и лицемерны. Лучше быть одному. Солнечный свет пробивается сквозь мутные стекла моего окна. Было бы хорошо их помыть, впустить в это затхлое помещение согревающие лучи, но я не могу. Привыкая к такому полумраку то, что твориться снаружи становится безразлично. Переворачиваюсь на живот. Спина уже затекла лежать в таком состоянии, и твердая пружина неприятно упирается в поясницу. Рука свисла на пол, на автомате собирая крошки от моих скудных трапез. Я вдавливаю их в щелки между напольных дощечек, а сам думаю о своем. Какой бы была моя жизнь, если б не это? Наверно лучше. До слуха доносится пение птиц. Одна из них, особо храбрая, села на карниз и с любопытством вглядывается в окно. Я хочу улыбнуться, но тело будто отказывается хоть немножко порадоваться вместе со мной. Начались приступы боли, но сил терпеть все меньше и меньше. Стоны эхом отражаются от голых стен комнаты, и я слышу только этот беспомощный звук. В этот момент я так противен себе. Поскорее бы…
Тяжелый кашель разрывает грудь. Внутри все пылает и такое ощущение, что я проглотил раскаленные угли перемешанные с иголками. Каждый кашель, каждый вздох дается мне с трудом. Дыхательные пути царапает что-то внутри и так хочется, чтобы это поскорее закончилось. На пол попали капельки крови, а я все не могу вздохнуть от нахлынувшего на меня приступа кашля. Уже тоненькие струйки рисуют на деревянном полу причудливые узоры. Будто рассказывая кому-то неведомому историю про мою прожитую жизнь. А ведь я совсем молодой, только закончил университет. Хотел быть фотографом, путешествовать по миру и делиться с людьми этой чудесной красотой дара природы. Но я здесь. Среди обшарпанных стен своей маленькой квартиры, совсем один. Настенные часы уже давно перестали тикать и теперь, стрелки застыли на половине третьего. День это был или ночь? Я сейчас уже и не вспомню. Перед глазами часто темнеет, поэтому тяжело понять порой в какой временной зоне ты сейчас находишься. Боль поутихла, и я могу вздохнуть. Осторожно, со страхом, чтобы быстрый вдох не причинил боль, я смакую воздух. Еще бы он был свежим, летним. Как за моим грязным окном. Люди не ценят этих мелочей, думают, что все всегда будет именно так. Что все вокруг создано лишь для потребления, а отдавать ничего не нужно. Спустя годы своего существования, именуемого жизнью, они гаснут. Как я.
Хочу встать и хотя бы дойти до кухни, съесть пару бутербродов и запить их чаем. У меня еще осталась парочка жестяных банок с бабушкиным чаем. Она была та еще затейница, любила травки всякие смешивать и придавала чаю особенный вкус. Всегда была у нее полна горница гостей. Но это было очень давно, и я был мал. Не знал, что смогу это потерять навсегда. Телефон перестал звонить несколько месяцев назад. Я не знаю, может его уже отключили, а может обо мне просто все забыли и лишь ждут красочного финала моего существования. Подходить к нему, чтобы поднять трубку я уже не в силах. С трудом переворачиваюсь на спину и вновь гляжу в этот серый потолок. Я придумал себе игру: рассматриваешь тонкую паутинку трещин над собой и ассоциируешь с какими-нибудь мифическими животными, которых придумываешь сам. Я так создал уже себе целый континент, было бы так классно нарисовать их и отправить какому-нибудь разработчику онлайн игр. Глядишь, и мое животное оживет. Но я уже быстро устаю от этого занятия и засыпаю беспокойным сном.
Судя по всему на улице ночь. Стрекочут сверчки и тусклый свет фонаря мигает прямо перед моим окном. Создается ощущение, что я в фильме ужасов и сейчас из-под кровати вылезет чья-нибудь костлявая рука и схватит оголенную голень правой ноги. И тут тело услышало мои мысли, любезно окуная меня вновь в этот оазис боли. Я стискиваю зубы, пытаюсь сглотнуть кровь, идущую чуть ли не фонтаном из горла, но захлебываюсь. С трудом переворачиваюсь на бок, и новая партия кровавой краски дорисовывает на полу утренние узоры. Немного крови попало на подушку и простынь, сразу ударил в нос специфический запах и тут же исчез. Просто я к нему уже привык.
Сколько мне так еще лежать? С каждым днем становится хуже, но я не хочу умирать здесь. Только не на этом грязно-зеленом диване с кровавыми простынями и багровыми пятнами на полу, которые вместо остановившихся часов отсчитывают мое время на жизнь. Мне нужен последний рывок, последний вдох, последний луч солнца. Пытаюсь оглядеть комнату и вижу в углу инвалидное кресло. Когда-то я мог сам на нем передвигаться без усилий. Но эти дни давно прошли и теперь, единственное что не доставляет мне страданий, это лежать. На глаза наворачиваются слезы. Сколько я уже их пролил, знает лишь один Бог. Но самое обидное то, что лучше мне от этого не стало. Минутное облегчение и только, а затем вновь эти серые будни, которые съедают меня живьем. Сдирают с костей плоть и пережевывают ее где-то в уголке моей комнаты-крепости. А я слышу этот навязчивый хруст. Хруст моей жизни, моего драгоценного времени. И самое страшное – я не могу ничего сделать. Рука поднимается вверх, дрожа и задерживаясь на полпути. Я хочу вытереть слезу со щеки, не думал, что это будет так тяжело. Взглянув на тонкие пальцы, понимаю что ужасно похудел. Может, поэтому и сил нет? Кто знает…
Наконец-таки мне удается достигнуть своей цели, и пальцы неловко стирают с лица предательские капли соленой жидкости. И я решаю для себя, что должен сделать исполнить свое последнее желание. Лежу некоторое время без единого движения. Собираю силы для своего марш-броска. Вновь оцениваю расстояние до коляски и наконец-таки скатываюсь на пол. Я думал, что пол содрогнется подо мной, равнодушно принимая в свои неприятные объятия, но я будто перышко, которое мягко опустилось на гладкую поверхность. Боль не заставила себя долго ждать, приказывая мне замереть и не двигаться. Но я больше не хочу ее слушать, я сделал свой выбор. Еще несколько усилий и я ползу в сторону инвалидной коляски, размазывая пижамой лужицы крови. Тонкой струйкой багровая жидкость сочится из уголка моих губ, но это уже не важно. Я думаю о зеленой траве, солнышке и пении птиц. Когда-то, я мог сидеть на траве часами, разглядывая все вокруг себя и наслаждаясь покоем. А еще, я люблю летний дождик. Такой теплый и игривый, будто бы маленького, шаловливого ребятенка отпустили погулять на некоторое время. А затем приходит, мама-туча. Стучит, грохочет и загоняет его домой.
Я уже почти дополз. Протягиваю руку и хватаюсь за поручни. Подтягиваюсь, упираясь ногами в немного скользкий пол. В глазах уже потемнело, не вижу куда садиться, но я не могу позволить себе потерять тут сознание. Только не сейчас. Спинка коляски уперлась в стену, окончательно фиксируя инвалидную коляску и позволяя мне сесть. Полдела было сделано, и я даже улыбнулся. Давно не ощущал вкус победы, а сейчас столько радости в сердце. Дальше – уже легче. Доехал до двери, снял цепочку и со скрежетом провернул замок. Теперь, помимо железного запаха крови, я почувствовал запах хлорки, которой моют подъезд. И такая мелочь меня несказанно обрадовала. В этот вечер судьба будто сжалилась надо мной — работал грузовой лифт и я без проблем спустился с третьего этажа.
На улице действительно был поздний вечер, уже близящийся к ночи. Я с трудом открыл дверь подъезда и выехал задом во двор, и только потом развернулся. На небе появлялись звезды. Легкий ветерок трепал кроны деревьев, изредка срывая зеленые листочки. Один такой пролетел мимо меня, проскользнул сквозь растопыренные в попытке поймать его пальцы. Правда, пришлось помучиться пока я смог поднять его с бордюра. Но это того стоило. Мои пальцы ощущали каждую прожилку на нем, заботливо ощупывая миллиметр за миллиметром. Я откинул голову назад, рассматривая звезды на небосводе и пытаясь найти созвездия, которые знаю. Маленькая капелька упала мне на щеку, начинался теплый, летний дождик. Именно тот, о котором я мечтал! Чтобы убедиться в этом, я даже высунул язык, как когда-то в детстве. А улыбка уже не сходила с моего лица, превозмогая боль. Я ездил от дерева к дереву, касаясь рукой их коры и поглаживая ее. Хотелось упасть в траву, но потом я вспомнил, что уже вряд ли смогу забраться в инвалидную коляску второй раз. А так хотелось…
Не заметил даже людей вокруг. Некоторые смотрели на меня с сочувствием, а некоторые просто обходили стороной. Но, знаете, мне было совершенно плевать на них. Только одна девочка отбежала от родителей и приблизилась ко мне. Смешная такая, в розовых резиновых сапожках и желтом плаще от дождя. Подбежала и начала тоже улыбаться. Подавала мне шишки, срывала цветочки и рассказывала как она умеет красиво плести венки. Потом убежала. Я уже думал ее домой позвали, но родители были неподалеку. А потом, она принесла мне венок из желтых одуванчиков. У меня не было слов, а она протягивала мне его, потому что не могла дотянуться до моей головы, чтобы самой его надеть. Я сжал сплетенные в венок цветы в руках, улыбаясь ей. Наконец таки, венок занял свое законное место, а этот запах и стекающая с него вода делали меня самым счастливым человеком.
— Я еще завтра приду к тебе и наплету много-много веночков! Только обязательно приди! – крикнуло мне это маленькое чудо и убежало к своим родителям. А я? Что я… Я так и остался сидеть с венком на голове, среди деревьев в небольшом парке прямо возле моего подъезда. Я хотел прийти на следующий день сюда, клянусь. Но, судьбе было угодно иначе. Неимоверная боль сковала мое тело — и я завыл. Как раненный волк завыл на мерцающие звезды, сжимая в руке зеленый листочек. Стук сердца отдавался глухим звоном в ушах. Я перестал видеть перед собой так любимую мною природу, пытаясь схватиться за края исчезающей картинки немеющими пальцами. Но, я не успел. Руки безвольно повисли с подлокотников инвалидной коляски, все еще не выпуская из сжатого кулака зеленый лист. Я умер с улыбкой, потому что этот летний дождь принес мне спасение. Прости, малышка, что подвел тебя и не сдержал обещание. А вы, люди, помните и цените каждое мгновение своей жизни.

Комментариев нет

Ваш электронный адрес не будет опубликован.