ВЫПУСТИТЕ МЕНЯ!

Выпустите меня! Я же ничего не сделал. Я ни в чем не виноват! Почему, почему вы ворвались в дом и увезли меня в это странное место? Зачем столько крови берете из вены? И что это за стеклянная клетка в пустом зале?! Вталкивают внутрь. Тут нет даже койки. Не надо! Бью ладонями в опустившееся стекло, в бесстрастные лица за ним – лица людей в белых халатах, забравших меня из дома, напугавших до полусмерти.
Это просто ветрянка. Просто мелкие пятна по всему телу. Они никак не связаны с тем грузом. Я его даже не открывал, курьеру нельзя! Или та мерзость все же просочилась сквозь контейнер? Или я заразился, когда порезался оберточной бумагой? Нет, нет, пожалуйста…

Бессильно сажусь на пол, обхватив руками голые колени. Зеленый халат не греет и пахнет лекарствами. Стекло отсвечивает бликами и смотрит моими же напуганными глазами – я отражаюсь в нем. И теперь могу видеть, как потемнела моя кожа.

Закрываю лицо руками, искривив его в беспомощном плаче. Меня вылечат! Меня обязательно вылечат!

* * *

Люди в белых халатах и медицинских масках приходят и уходят, унося прочь пробирки с моей кровью, принося другие – со странными жидкостями. Их мне вкалывают в плечо через длинную и тонкую иглу. Рука распухла и болит, но ее ждут новые уколы, и еще, и еще…

Мне все равно не становится легче. Очень хочется спать, а под кожей все непрерывно зудит. В стекле можно увидеть, как она ходит туда-сюда, если потереть. Я как змея в линьке, готов сбросить шкуру и уползти в темное место.

Но почему же тут так светло? Глаза болят.

Это начинает злить.

Сегодня я ударил одного из людей в халатах. Разбил ему нос и сорвал маску. Он хотел мне вколоть синюю жидкость, а не хочу! Хочу красную! Красную!

Люди в белом закричали, тут же прибежали другие – в темных комбинезонах и закрытых шлемах, с автоматами в руках. Ударили меня прикладами, затащили обратно в клетку и заперли.

Я медленно сел и посмотрел руку, которой я разбил нос человека в белом. Кровь на ней была правильного цвета.

Я слизал ее всю.

* * *

Я изменился. Мое отражение боится меня, дрожит и шарахается. Хотя нет, это один из людей за стеклом. Он что-то записывал, но поймал мой взгляд и отшатнулся. Они теперь все меня боятся.

Боятся, что я выберусь наружу.

Они почти не заходят в комнату и пахнут терпко и дразняще – страхом и кровью, которая так и рвется наружу из-под тонкой розовой кожи.

Подцепить бы ее, поддеть острым когтем…

Они снова пришли. Стоят, смотрят. А я размазываю лицо по стеклу, расплющиваю изгрызенные губы, клыками скриплю по поверхности. Смотрю на своих пленителей, и стекло медленно выгибается под моими руками, покрывается трещинами.

Кричу от радости, давлю сильнее. Сильнее! Я бьюсь о стекло, как оса в паутине, рву его на куски, окропляя своей черной кровью. Все правильно! Да!

Люди кричат, бегут. В меня стреляют, но боли нет – только ликование, когда я вижу, что в стекле появляются дырки от пуль. Еще немного, и стекло с треском выпадает, и я вместе с ним. Вываливаюсь на пол и тут же вскакиваю. Реву торжествующе, бросаюсь на визжащих людей.

Белые халаты рвутся так легко, а мясо под ними почти жидкое, плещет во все стороны алыми струями. Жадно слизываю их с пола, осколки стекла ранят язык.

Слышу крики из коридора, поднимаю голову. Вдалеке воет сирена, топочут солдаты, бегут сюда.

Улыбаюсь и иду к ним навстречу.

Кровь капает с моих когтей, а лицо окончательно слезает с черепа, отпадая мясными лоскутами. Под ним что-то шевелится и скалится многими ртами, и глаза мои видят далеко вперед, сквозь стены.

Я вижу небо и город под ним, и людей, которых так сладко будет убить.

Выпустите меня!

Комментариев нет

Ваш электронный адрес не будет опубликован.